Опубликовано: 01.09.2018

видео

Real Life Trick Shots 2 | Dude Perfect



Административные Интернет-политтехнологии

(к вопросу о привлечении к административной ответственности за размещение в Интернет-блоге агитационного/информационного материала)

Так случилось, что за последние два месяца я второй раз пишу об Интернет-технологиях на выборах. Первый раз статья ( http://www.votas.ru/internet.html ) была написана в качестве реакции на предложение ЦИК РФ поучаствовать в обсуждении развития технологии Интернет-голосования. В предисловии к статье было сказано: “ … довольно прискорбно, что обратились они (то есть организаторы выборов) со столь малозначащим в наших условиях вопросом ”. Второй повод для обсуждения Интернет-технологий представился довольно скоро, но эту статью я пишу уже не по заказу ЦИК. Зато предмет обсуждения представляется мне гораздо более актуальным, жизненным и многозначащим.


Ellen's Never-Ending Scares

16 декабря 2008 года в городе Ульяновске в судебном порядке был привлечен к административной ответственности и оштрафован на 2000 рублей Александр Брагин. Брагину вменили статью 5.18 Кодекса РФ об административных правонарушениях: “Незаконное использование денежных средств при финансировании избирательной кампании…”. Основное нарушение, допущенное Брагиным – размещение в своем блоге в “Живом журнале” (далее - ЖЖ) агитационных материалов без оплаты из избирательного фонда ( http://bragin-sasha.livejournal.com/2008/09/04/ ).

Сейчас в Интернете и в СМИ обсуждается вопрос, было ли юридически корректным наказание Брагина. С моей точки зрения, ответ на этот вопрос таков: поскольку использование Интернета в целях агитации недостаточно урегулировано, постольку решение судьи носит субъективный характер, не учитывает факторов тяжести правонарушения, соразмерности наказания и презумпции невиновности. С учетом имеющейся практики использования Интернета для агитации, а также личности “правонарушителя” есть основания полагать, что решение судьи имело политическую подоплеку.

Первое, что должен был сделать суд при рассмотрении данного дела – квалифицировать материал как агитационный, что он и сделал. При этом суд не стал разбираться в тонкостях определений агитации, содержащихся в статьях 2 и 48 Федерального закона “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации”, а основывался на том, что содержание материала аналогично (именно аналогично, а не идентично) содержанию агитационной листовки, представленной Брагиным в избирком. Несомненно, при желании в Интернет-материале можно было увидеть признаки агитации, например “распространение информации, в которой явно преобладают сведения о каком-либо кандидате в сочетании с позитивными комментариями”. Но у меня нет абсолютно никаких сомнений, что если бы речь шла о каком-нибудь “административном” кандидате, суд не усмотрел бы в данном тексте агитацию, поскольку материал оказался бы “информационным”, “выражающем личную точку зрения Брагина”, и “поскольку в нем нет упоминаний ни о выборах, ни о том, что Брагин является кандидатом, также отсутствуют призывы голосовать за Брагина или против других кандидатов”. В решении суда было бы, возможно, записано, что “тот факт, что сам Брагин озаглавил материал как “Мой агитационный материал” не имеет юридического значения”.

Но допустим, что мы признаем материал агитационным. Статья КоАП, которая вменяется Александру, называется “Незаконное использование денежных средств…”. Сколько средств было использовано, суд не выяснял. Для этого надо выяснить, пользуется ли Брагин бесплатным или платным Интернетом, оплачивает ли он объем трафика, время соединения, или использует безлимитный Интернет, уплачивая абонентскую плату.

Как ни крути, оценка “финансовых расходов” получится около десяти копеек. С таким же успехом, суд может привлечь к административной ответственности кандидата, затратившего чернила на рукописное изготовление агитационной листовки. Но такие прецеденты еще впереди.

Представленные в суд доказательства (в том числе и удивительный нотариальный протокол осмотра доказательств) также не свидетельствуют о том, что размещение материала осуществлено именно Брагиным.

Из брагинского судебно-административного дела (во всех смыслах этого выражения) вырастает много вопросов. Попытка дать ответы на эти вопросы приводит к выводу, что организаторы (кстати, стоит обратить внимание, что в суд подавали именно формальные организаторы - избирком) наших псевдовыборов использовали в данном случае новую административную избирательную технологию. Нет сомнений, что эта технология теперь будет использоваться и в дальнейшем, как это было с разрастанием технологии отказов в регистрации из-за “неправильного” внесения избирательного залога или с технологией отмены регистрации за нарушение законодательства об интеллектуальной собственности.

Итак, перейдем к вопросам, на которые в законе нет ответов, а это значит, что санкции будут применяться в зависимости от того, какую позицию кандидат занимает в нашем квазиполитическом пространстве.

Распространение в Интернете (включая все службы – от сайтов до электронной почты) почти любой информации о кандидате можно при желании считать агитацией (а можно и не считать, если нет призывов голосовать). Означает ли это, что существует запрет кандидатам что-либо писать в Интернете о себе, а также о своих взглядах? Означает ли это, что другие пользователи Интернета не могут публиковать в Интернете ничего об отдельном кандидате (избирательном объединении) или их взглядах, программах? Агитацией считается “деятельность, осуществляемая в период избирательной кампании и имеющая целью побудить или побуждающая избирателей к голосованию за кандидата, кандидатов, список, списки кандидатов или против него (них)” (п.4 ст. 2 ФЗ “Об основных гарантиях”…). Означает ли это, что распространение через Интернет информации, имеющей признаки агитации, о физическом лице (или партии) до начала избирательной кампании будет после выдвижения считаться агитацией? Если да, то оплата из избирательного фонда технически невозможна (до начала избирательной кампании нет и избирательного фонда), если нет, то всю агитацию можно распространить в Интернете до начала избирательной кампании, а затем давать на нее ссылки. Или следует эту информацию изъять из Интернета? При этом непонятно, как быть, если эта информация уже скопирована другими пользователями. Поскольку кандидат (список кандидатов) становится таковым только в момент выдвижения, означает ли это запрет на проведение информирования, имеющего признаки агитации, в Интернете в период между началом избирательной кампании и выдвижением? (Этот вопрос не разрешен законом для всех видов агитации, в том числе и для Интернет-агитации). Каким образом осуществляется финансовая отчетность за применение Интернет-агитации? Если Интернет бесплатный – спонсируется провайдером, организацией, другими лицами? Если Интернет платный: как выделить расходы на агитацию среди платы за Интернет? Как провести через избирательный счет оплату за конкретную публикацию и какими документами подтвердить эту оплату (при оплате за Интернет никаким образом не отражается содержание передаваемой информации)? Какими документами следует подтверждать расчет оплаты за публикацию? Каким образом контролировать копирование агитационных материалов Интернете? Как рассчитывать стоимость копий? Эти вопросы представляются особенно сложными, если копирование информации производят другие лица. Можно представить себе например такой вариант агитации через Интернет: Брагин размещает на своем ЖЖ (или пересылает по почте, передает в рукописном виде) агитационную листовку, а другие пользователи Интернета по собственной инициативе размножают ее на своих сайтах, блогах, электронных письмах. При этом пользователи вполне могут иметь “бесплатный” Интернет (например, быть Интернет-провайдерами). Как доказывать причастность к размещению агитационных материалов конкретного лица, организации? Как избежать провокационного и хакерского размещения агитационных материалов Интернет?

Если читателю некоторые из этих вопросов покажутся надуманными, то могу заверить, что ВСЕ они возникнут в ближайшее время в наших судах. Самые экзотические предположения о наших выборах, которые казались экспертам фантастикой лет семь-десять назад (например, что можно будет безнаказанно переписывать протоколы участковых комиссий, или что можно будет отказывать в регистрации на основании наличия в паспорте штампа украинской погранслужбы), уже реализовались. Судебные постановления по вопросам, связанным с избирательным правом, страдают не только отсутствием единообразия, но иногда и легко обнаруживаемой предвзятостью. Любая недоопределенность законодательства (естественная или умышленная), будьте уверены, будет разрешаться судом “по убеждению”, и легко догадаться, чьё убеждение это будет.

А.Бузин

 

rss