Третий Универсал Центральной Рады: ошибка хуже преступление

Ровно сто лет назад Украинская революция имела возможность пойти другим путем, но ...

Вместе с «круглой» годовщиной Октябрьской революции не забыть бы отметить еще одну дату: ровно 100 лет назад в украинском контексте произошло событие, имевшее вдохновить миллионы людей, но она не была реализована. 7 ноября 1917-го Центральная Рада провозгласила свой Третий Универсал. Впрочем, это по старому стилю, Универсал и приход большевиков к власти в Петрограде, разделяет 13 дней: по юлианскому календарю переворот произошел 25 октября. То есть документ, принятый в ответ на него, по новому, то есть ныне действующим григорианскому календарю, было обнародовано уже 20 ноября. Но не случайно, что они все же сошлись в сознании именно сегодня. Начнем с того, что военные называют диспозицией.

Большевики: Никто их не ждал, но они делали единственное, что умели

Это о большевиках. Не то что в Киеве, в самом Петрограде Временное правительство почти под своим носом не разглядел подготовки вооруженного выступления. Точнее - только с большим напряжением отбили наступление правых во главе с генералом Корниловым, и чего скрывать, при общей слабости военных руководителей правительства, именно большевистские деятели столицы и организовали ее оборону. Чем создали себе авторитет среди горожан. А дальше дело техники и колоссальной политической Чуйко Владимира Ленина: одно дело сам вооруженный переворот, а вот назначить его на дне заседаний Съезда Советов - это мастерски. Потому что переворот переворотом, а вот орган, представляющий именно те слои населения, ради которых он якобы происходит - вот он, есть формальная легитимизация и ссылки на представительство всей страны якобы есть.

Потому что переворот переворотом, а вот орган, представляющий именно те слои населения, ради которых он якобы происходит - вот он, есть формальная легитимизация и ссылки на представительство всей страны якобы есть

Дом Педагогического музея, где после 24-25 марта 1917 заседала Украинская Центральная Рада

В Украине же на конец октября 1917-го также был такой орган, которому правда никто напрямую не выбирал - но представительство населения и территорий у него было. Центральная Рада взяла на себя политическую ответственность еще в марте, но исполнительная власть на местах по факту все же была или в комитетов Временного правительства, или в тех же Советов разного политического состава. Но - сосуществовали, причем на уровне Петроград-Киев взаимопонимания между Керенским и Грушевским более или менее установилось тоже. В разгар "Июльской кризиса" именно Центральная Рада согласилась ждать созыва Учредительного собрания для решения «украинского вопроса». И вот дождались.

Украина Еще не независимость и профессорские «замашки»

Итак, что же записали в Универсале? Главное: Украинские земли провозглашаются Украинской Народной Республикой, которая является частью России на федеративных принципах, но на территории УНР вся власть принадлежит именно Центральной Раде и ее исполнительному Генеральному Секретариату. И этот тезис требует отдельного комментария. Дело в том, что руководители украинского «предпарламента» и опередили ход истории, и затормозили его одновременно. Опередили тем, что считали возможным организацию отношений с Россией на федеральных принципах. Самое смешное в этом факте то, что в самой России, на которую ссылались в тексте, форма государственного устройства выбрана еще не была. Временщики провозгласили якобы республику еще в сентябре, но что это за республика - не было известно никому. А вот большевики со своей "диктатурой пролетариата" вообще к федерации или унитарного государства еще не дошли. То есть: вариант сосуществования украинская сторона предложила. А вот дальше ...

Не секрет, что такого явления как, собственно, украинские большевики, организационно не существовало. То есть, были украинские социал-демократы (УСДРП), эсеры (УПСР), были националисты (УНП), а вот партии украинских большевиков не было, созданная потом КП (б) У - это уже совсем другая структура и для других целей. А вот К 1917 году достаточно неструктурированные большевистские элементы в Украине так и не получили какой-либо политической формализации. А поэтому на них особо и не обращали внимания. А тут случилось так, что в Петрограде теперь у власти сидят местные политические маргиналы и с ними надо как-то считаться.

А тут случилось так, что в Петрограде теперь у власти сидят местные политические маргиналы и с ними надо как-то считаться

Лидеры Центральной Рады: Михаил Грушевский и Владимир Винниченко

И вот дальше - роковая ошибка. Лидеры Центральной Рады - в основном украинские социалисты разного сорта - решили, что с большевиками они смогут договориться. Ведь 7 ноября по "старому стилю" в Киеве уже были известны обстоятельства события 25 октября та и с Съезда Советов вернулись непосредственные участники исторического излома. Не будет преувеличением утверждать, что Грушевский и Винниченко достали из ящика покрытую пылью программу РСДРП (б), увидели ленинский тезис о "самоопределение наций" - и успокоились. От того и появилось такое красивое и теоретически толерантное формулировка - УНР в составе России, на федеральных принципах.

Реальность: Во российским глазом

Более того - и это наиболее больно - скорее всего, провозглашая именно такой взгляд на будущее Украины, руководители Центральной Рады все еще чувствовали себя ... гражданами России. Это немного неожиданное ощущение, но по всем признакам - как формальными, так и ментальными -так оно и было. Ведь еще имели паспорта и Грушевский, и Винниченко, и Ефремов, и Петлюра? По документам они были подданными даже еще Российской империи, республику-то в сентябре объявили, но уже в ноябре она перестала быть актуальной.

И это не какой-то там упрек деятелям прошлого, принимали судьбоносные решения, это - констатация упрямого факта, объяснения почему было принято именно такое решение. Считали что можно договориться? Что же, имели право.

Интересно, какую территорию определяла по Украине Центральная Рада. Здесь "изюминки" две: "своими" назывались земли, населении этническими украинском именно в пределах тогдашней России, то есть - о Галичине и Буковине не шла, "выпадал" и Крым, где большинство составляли русские. А вот судьбу районов Курщины, Воронежской и Холмшины, преимущественно этнически украинском, должны были решить переговоры, как следует из текста, с теми же большевиками.

Кроме формулы с УНР как части России, в Третьем Универсале Центральная Рада еще решила посоревноваться с большевиками в социальных обещаниях. Провозглашались: 8-часовой рабочий день, вводился государственный контроль над производством, отменялась смертная казнь объявлялась амнистия, в Украине должен быть создан независимый суд и признавались права автономий для национальных меньшинств . Также было объявлено о необходимости заключения мира как можно быстрее. Объявлялись и выборы в Всеукраинских Учредительного Собрания, они должны были состояться с декабре-январе 1917-1918-го. Якобы, все прекрасно ...

Якобы, все прекрасно

Третий Универсал, 7 ноября 1917

Благие намерения Мост в советское ад

Конечно, сейчас писать и оценивать легче, но чего мы не видим в этом документе? Только двух вещей: провозглашение независимости и хотя бы какого-то намека на создание Вооруженных сил. Даже УНР смогла реализовать свою формулу о федеративном статус в составе России, то все равно аппарат принуждения хотя бы к уважению законности в ее руках должен был быть. Но - и это началось еще до провозглашения Третьего Универсала - деятели Центральной Рады слушать ничего не хотели о Вооруженных силах, хотя и будущий гетман Скоропадский предлагал более-менее боеспособные части, уже проверены на фронте, и будущий глава Директории Петлюра не единственный понимал, что без этого - никак. Но играли, без преувеличения благодушно играли в интеллигентские честность и порядочность. А здесь большевики, которым на все это, скажем так, плевать ...

Чтобы изменило бы провозглашения независимости? Ответить однозначно трудно, и сослагательного наклонения история не знает, но есть вещи очевидные. Более или менее понятно, что в таком случае Ленин в октябре-ноябре вряд ли стал бы разговаривать с Центральной Радой языком ультиматумов, как это началось уже в декабре 1917-го. Именно решимость украинских политиков могла продемонстрировать большевикам, что они настроены серьезно и готовы не к переговорам, а к противостоянию. Как это, кстати, было в Финляндии, или позже - в Польше. А вот именно эта стилистика уклонения, неготовность сразу показать, кто на своей земле хозяин, и дала Ленину уверенность: с этими можно действовать жестко, есть время собрать силы, "мяч на нашей стороне", они "послать нас" не готовы. Чего здесь больше в поведении Центральной Рады - профессорской сдержанности или надежды на общность социалистических взглядов - мол, как-то уже договоримся? Кажется второго. И это также было фатальным просчетом. Потому что после этого, кто бы ни приходил в Украине к власти с 1918-го по 1921, он имел четко пройти в коридоре между отношениями с небольшевистской Россией и - отношением к большевикам. Кто-то, как Скоропадский склонялся к первому, к белым есть, а кто-то, как Винниченко даже и в большевистском правительстве Украины несколько месяцев поработал на высокой должности, соответствующей нынешнему уровню «вице-премьера». Но это все уже было бесполезным мечтаниям о лучшем.

Кстати, независимость и борьбу с большевиками УНР все же провозгласила, в январе 1918 года Четвертым универсалом. Но было уже поздно, именно тот момент, указанную Лениным: «вчера было рано, а завтра будет поздно», было упущено. В те дни и даже минуты провозглашения независимости Украины, большевистские войска уже почти входили в окрестностях Киева со стороны Чернигова. Поэтому столетия Третьего Универсала 7 ноября 1917 - это действительно юбилей ошибки, которая действительно была тяжелее преступление.

Александр Севастьянов, кандидат исторических наук

Первое фото: Провозглашение Третьего Универсала на Софийской площади в Киеве. В центре - Симон Петлюра, Михаил Грушевский, Владимир Винниченко. 1917

Ведь еще имели паспорта и Грушевский, и Винниченко, и Ефремов, и Петлюра?
Считали что можно договориться?
Чтобы изменило бы провозглашения независимости?
Чего здесь больше в поведении Центральной Рады - профессорской сдержанности или надежды на общность социалистических взглядов - мол, как-то уже договоримся?