Владимир Панченко (Киев) - Гербы Остра и Козельца 1663 - памятники украинской городской ...

  1. Источники и литература

Владимир Панченко (Киев)

Распространение пункты - устойчивой на протяжении XIII - XVII вв. в Центральной и Восточной Европе модели городского самоуправления - на территории Левобережной Украины продолжалось на протяжении восьми десятилетий, то есть с 1582 (предоставление магдебургии Прилукам) до 1663 (аналогичные предоставления Остру и Козельце). Именно эти последние два предоставления, ставших своеобразным «финальным аккордом» распространения магдебургии на Левобережье, датируются чрезвычайно сложной эпохой в истории Украины (и в частности левобережных земель) - началом периода Руины, когда следствием недальновидной политики Юрия Хмельницкого ( «неопытного полголовки», по ироничным выражению М. Грушевского [3, 320]) и подписанных им Других Переяславских статей (1659) и Слободищенского трактата (1660) стал раскол Гетманщины, окончательно оформился после допэмиссии гетмана (начало 1663) и избрания в обеих частях Украины (Правобережной и Левобережной) отдельных руководителей (согласно Павла Тюри и Ивана Брюховецкого).

Как известно, именно Павел Тетеря-Моржковский выступил инициатором похода польского королевского войска на Левобережье в 1663, который стал (по словам того же М. Грушевского) «последней уже пробой ... получить левосторонней Украины» [3, 339]. Двинувшись с «весьма значительным войском» и с союзниками - татарской конницей - за Днепр, Ян ИИ Казимир сумел взять под контроль ряд небольших городов на Черниговщине, среди которых были, между прочим, Остер и Козелец. Находясь в декабре 1663 в захваченном острове король тут же продемонстрировал свою «милость» в города края, выдав практически друг с другом (с перерывом только в три дня) привилегии на магдебургию сначала самому Остру (26 декабря 1663), а дальше Козельце (29 декабря 1663). Полные тексты обоих привилегий Яна ИИ Казимира дошли до нашего времени в книге № 29 «Русской метрики», оригинал которой сейчас хранится в фондах Российского государственного архива древних актов [8, 187-191; 8, 191-193 н.]. 1999 текст этой книги (в том числе упомянутых привилегий) было опубликовано в Украине.

Общеизвестно, что нормы пункты предусматривали использование в делопроизводстве городских органов власти (советы и скамьи) печати с собственным гербом. В течение 1580-х - 1640-х гг. Магдебургскому правом на территории Левобережья пользовалось уже более двух десятков городов; практически все они использовали в своей самоуправляющейся практике собственные гербовые печати и хоругви. В некоторых случаях (королевские грамоты Приятно 1592, Переяславу 1620, Чернигову 1623, Нежина 1625, Миргорода 1631, Мрин 1647) описания и изображения таких гербов располагались в самых привилегиях; в других (гораздо многочисленнее) случаях герб избирался на месте или же мещанской общиной, или частным владельцем поселения.

Что же касается привилегий Остру и Козельце, выданных Яном ИИ Казимиром (как уже отмечалось) соответственно 26 и 29 декабря 1663, то они яркой иллюстрацией именно такой непоследовательности королевской власти в деле оказания подвластным городам гербов. Так, в Остерском привилегии (при всей его богатой информативности) нет ни одного упоминания о городской герб. Зато в привилегии Козельце фигурирует описание сразу двух (хотя во многом и подобных) вариантов городского герба - для городской печати и для городской хоругви:

«Напоследок, чтобы выше предоставленные нами вольности, права и порядка следствием самым были сохранены, для печатування всех дел и экстрактов позволяем им иметь две печати: одна для бурмистра и целого магистрата радницького - большая городская, на которой должен быть козлик с маленькими рогами, между которыми должен быть вырезан большой крест, а вокруг того козлика и креста надпись: печать города его к. м. Козельца, и она всегда оставаться при самом бурмистровые; вторую же печать, меньшую, подобную первой иметь позволяем с надписью вокруг: печать Вийтивская Козельца, и она должна всегда оставаться при голова. Так же и на хоругви городской должно быть козлик с рожками и крестом на белом фоне вырисован »[5, 358].

Символика герба Козельца бесспорно является «говорящим», то есть такой, который воспроизводит название поселения. Интересно однако, что предоставленный 1663 герб есть, судя по всему, формальным подтверждением прежних, уже действующего в то время городского символа: так, в коллекции сфрагистичних материалов, собранной известным польским историком М. Гумовский (ныне коллекция хранится в фондах Национального музея в Кракове ) является описание и прориси печати Козельца, которую М. Гумовский датировал 1656 (за семь лет до предоставления привилегии). Согласно этим данным, на печати фигурировал геральдический щиток с изображением козла в прыжке, обрамленный барочным картушем и увенчанный стилизованным шлемом с тремя перьями. Над гербом сохранилась надпись: «МЕС [ТО] КОЗЕЛЕЦЬ», по кругу - частично сохранена легенда: «ПЕЧАТ эго ЦАРСКАГО ВЕЛИЧЕС [ТВА] М [АЭС] тратят М. К.» [10]. Царский титул в легенде печати позволяет предположить, что она была выполнена уже после подписания Переяславских статей, то есть в период 1654 - 1656 гг.

Несмотря на память о гербе в привилегии только для одного города (Козелец), можно смело утверждать, что с декабря 1663 гербовые печати появились и в делопроизводстве Остра. Так, уже с 1690-х гг. До наших дней дошли многочисленные отпечатки печати как Остёрского, так и Козелецкого магистрата. Судя по внешнему виду обоих этих печатей, они выполнены одним мастером; оба городские гербы вписаны в овальный барочный картуш одинаковой формы, кириллические легенды имеют одинаковые палеографические черты. Еще 1886 прориси печати города Козелец, датированной 11 января 1698 и «приложенной к свидетельства, выданного ... подьячему Малороссийского приказа Ивану Петровичу о том, что в городе Козельце форуме буйволовых или воловьих рогов, для покупки которых указанный подьячий присланный от государя» , опубликовал Ф. Бюлер [1, 76].

Символика печати в целом соответствует описанию, приведенному в привилегии 1663 г .: в овальном барокко картуши - изображение обратного слева (в «правый» геральдический сторону) козла, на спиии которого - государство ( «яблоко») с крестом. Вокруг картуша - кириллическая легенда, которую Ф. Бюлер отчитал следующим образом: «ПЕЧАТЬ магистрат Место. КОЗЕЛЦ. »(В видчитання надписи ошибка: аналогичная печать из фондов Черниговского исторического музея, датированная еще древним время - 1688, содержит слово« магистрата »в более характерной« староукраинском »форме -« МАИЕСТРАТУ »[4, 8-9] ).

Что касается печати города Остра, то первую ее публикацию совершил в 1910-х гг. М. Грушевский на страницах своей «Иллюстрированной истории Украины». Судя по всему, опубликованный М. Грушевским отпечаток (собственно, прориси отпечатка, совершенный художником В. Кричевский) так же датированный концом 1690-х гг., Поскольку рядом с Ратушной печатью Остра помещено прориси гербовых печатей местной старшины - сотника Якова Шафрана и городового атамана Василия Щупака (Я. Шафран возглавлял Остерской сотню в течение 1698 - 1699 и 1701 - 1707). В поле печати в барочном картуше (полностью аналогичном, как уже отмечалось, в картуша на Козелецкий печати) помещен герб города - ворота с тремя зубчатыми башнями, верхнюю из которых увенчан крестом. Вокруг картуша - кириллическая легенда: «ПЕЧАТЬ МѢСТА WСТРА» [3, 328].

В общем изображения замковой ворот с тремя башнями является едва ли не самым традиционным в украинской городской геральдике символом укрепленного поселения. Так, еще с XIV в. аналогичный символ известен с печатей Львова, с XVI в. - Скалы, с XVII в. - Станислава, с XVIII в. - Житомира, Заслава, Лохвице и ряда других украинских городов.

Совместное черты обоих печатей не только свидетельствуют о том, что они были выполнены одниммайстром, но и позволяют предположить, что их изготовление произошло примерно одновременно. Учитывая же то, что и предоставления пункты упомянутым городам произошло почти одновременно (конец декабря 1663), высока вероятность того, что эти печати были высечены в ближайшее время после издания Яном ИИ Казимиром привилегий на магдебургию.

В течение XVIII века «судьба» этих печатей сложилась по-разному. Так, Остерский магистрат пользовался печатью конца XVII в. без изменений и в дальнейшем: в фондах ЦГИА Украины в г.. Киеве, в частности, выявлено документ с оттиском этой же печати, датированным 1751 [9, 165 зв.] Что касается Козелецкого магистрата, то уже во второй половине XVIII в. древний штемпель был потерян. Так, на документах из семейного архива Дараганов, датированных 1771 - 1783 гг. Выступает овальная печать с гербом, аналогичным по сюжету (козел, несущий на спине государство с крестом), но уже в другом оформлении: Нет барочного картуша, козел обратный справа (в «левый» геральдический сторону), изменился надпись - «ПЕЧАТ МАИСТРАТА КОЗЕЛЕЦКОГО» [6, 2; 7, 1 н.].

]

Печать Козелецкого магистрата 1680-х - 1690-х гг.

Печать Козелецкого магистрата 1680-х - 1690-х гг

Печать Козелецкого магистрата 1770-х - 1780-х гг.

Печать Козелецкого магистрата 1770-х - 1780-х гг

Печать Остёрского магистрата 1690-х - 1750-х гг.

Наконец, указом Екатерины II в от 4 июня 1782 «Об утверждении гербов городов Киевского, Черниговского и Новгород-Северского наместничеств» оба гербы (практически без изменений) было подтверждено на официальном уровне. Так, герб Остра в этом указе имеет официальное описание - «На зеленом фоне городские ворота, на которой построены три небольших башни, а на средний из них золотой крест» [2, 110]; герб Козельца - «На красном фоне серебряный козел, а на нем золота государство с крестом» [2, 70].

Судя по особенностей символики утвержденных гербов, за основу для их рисунков брались не текст привилегий, а именно оттиски печатей (так, поле герба Козельца из бывшего «белого» стало красным, вместо «большого креста между рогами» на спине козла поставлено государство с крестом, как на печати). Подтвержденные 1782 гербы неизменно функционировали вплоть до 1917 г.. (Несмотря на попытки руководителя Департамента герольдии Сената Б. Кене в 1865 несколько пересмотреть их символику, и эти попытки в большинстве своем, как известно, не получили официального одобрения).

Таким образом, старинные гербы Остра и Козельца, неизменно существовали в делопроизводстве этих городов с 1663 до 1917 - живые свидетели эпохи Руины, суток, когда (по словам того же М. Грушевского) «приходили новые беды на украинское население ... и все затиснявся круг Украины железный обруч польско-московского господства »[3, 334].

Источники и литература

1. Бюлер Ф. Снимки древних русских печатей. - Выпуск 1. - Москва, 1882.

2. Винклер П.П. Гербы городов, губерний, обалсти и должност Российской империи. - СПб., 1900.

3. Грушевский М. Иллюстрированная история Украины. - Киев - Львов, 1913.

4. Городские печати Левобережной Украины XVII-XVIII вв. из сборника Черниговского исторического музея им. В. Тарновского. Составитель И. Сытый. - Львов - Чернигов, 1995.

5. Русская (Волынская) метрика. Книга по 1652 - 1673 гг. - Острог - Варшава - Москва, 1999.

6. Институт рукописей Национальной библиотеки Украины им. В. Вернадского. - Ф. 2. - Спр. 25046.

7. Институт рукописей Национальной библиотеки Украины им. В. Вернадского. - Ф. 2. - Спр. 26281.

8. Российский государственный архив древних актов. - Ф. 389. - Оп. 1. - Д. 220.

9. Центральный государственный исторический архив Украины в г.. Киеве. - Ф. 63. - Оп. 2. - Спр. 15.

10. Muzeum Narodowe w Krakowie. - MNK 1485. - T. 2.

Печатается по изданию: Украина между Польшей и Россией. - Нежин: 2016, с. 73 - 78.

предыдущий раздел | содержание | следующий раздел