Василий Портяк: «Когда я родился, моему папе оставалось до гибели менее двух месяцев»

Василий Портяк. фото О.Стусенка

Справка «Литакцента». Василий Портяк родился 31 марта 1952 года в с. Кривополье Ивано-Франковской области. 1977 окончил Киевский Государственный университет им.Т. Г. Шевченко, 1986 г.. - Высшие курсы сценаристов Госкино СССР (мастерская Е. Барабаша).

1984 вышел первый сборник новелл В.Портяка «Крислач», 2006 г.. - «В снегах».

По сценариям В.Портяка сняты фильмы «Вишневые ночи», «Атентат», «Непокоренный», «Меланхолический вальс», «Осеннее убийство в Мюнхене», «Железная сотня».

- Между вашими двумя прозаическими сборниками - огромная временная дистанция. Чем это объясняется?
- Здесь много сплелось. Самое главное, пожалуй, самое слово. Было ощущение, что захватило в горле. Каждое написанное предложение начало восприниматься как невыносимо многословное. Это продолжалось долго, а тут еще «подоспело» кино, сценарная работа, где надо писать много и быстро, стала бы своего рода компенсацией. А между тем, кино втягивает, как болезнь. И планы были достаточно амбициозные, жаль, что на неудачный период пришлись. А время за тем усим шло. Но я не жалуюсь. Сколько там написал после первой книги, но есть какое-то предложение-вторых, которое ждало своего времени и мало быть написано только так.

Сколько там написал после первой книги, но есть какое-то предложение-вторых, которое ждало своего времени и мало быть написано только так

Василий Портяк. В снегах. - Киев: Факт, 2006

- Вы - киносценарист, который «заходит» в литературу, или прозаик, работает в кино?
- С какой стороны оценивать, определять. С одной стороны - я профессиональный сценарист. Даже, хм, дипломированный (окончил соответствующую школу, еще в Москве). Лет пятнадцать это была моя работа, мой хлеб, стиль жизни отчасти. Но до того уже была книга, не оставляли новые замыслы ... Одно могу сказать, что мог бы выбрать одну или вторую новеллу, что ее не променял бы ни десяток экранизированных сценариев, ни еще кучу нереализованных.

- Фильмы, для которых Вы писали сценарии, книга новелл «В снегах» - это история УПА. История эта имеет для Вас личный, семейный характер. Расскажите об этом.
- Конечно, это личное для многих из моего поколения, хотя мы и опоздали на тот «с москалями ва» наших родителей. Однако ... Из моих друзей один - Василий Герасимьюк - родился в ссылке, в Караганде, второй - скульптор Михаил Дмитров - в львовской тюрьме на Лонцкого. Когда родился я, то моему папе оставалось до гибели во время чекистской спецоперации менее двух месяцев, а за две недели до того упал мамин брат, любимец рода. Второй мой дядя, хорунжий «Облако», достаточно известный несмотря на не слишком высокий ранг, расстрелян здесь, в Киеве. Это лишь несколько из двух больших родов, их кости рассеяны по Карпатам, в Сибири, где под городской асфальт ... Да мало ли таких родов - галицких, волынских, подольских? Литература эту тему еще только осваивает. И то хорошо, что не появились горы поспешно наклепанного романов, повестей. Спасла отсутствие так необходимой, казалось бы, конъюнктуры. Зато здесь большой провал в кино. Не обязательно в элитарном - как раз в массовом, включая сериалами. Можно было бы направить представление общественности (особенно молодежи) об этой истории, эту борьбу эффектнее, чем тысячи публикаций документов, воспоминаний. Но об этом сегодня горько говорить. Пять миллионов гривен на кинематограф ежегодно! Вообще не о чем говорить!

Вообще не о чем говорить

Кадр из фильма «Вишневые ночи»

- Насколько для Вас важна реальная история, которую Вы трансформируете в литературный сюжет? Скажем, в такой блестящей новелле, как «Гуцульский год»?
- В моем селе был случай, что семья прятала старушку мать коменданта боевки СБ. Ее схватили и, чтобы не возиться, застрелили якобы при попытке к бегству. Мужчина был очень богомольный, так и «превратился» в благодарность. Остальные все, конечно, с воображения: календарь, диалоги и так далее. Хотя нет, не все. Священник среди повстанцев, тиф в армии и по всем горам - это реалии. Тифом, кстати, заражувалы через агентуру, служба безопасности проявляла такие вещи. Подобные истории живут в памяти, записываются, но всегда ждут какой-то штрих, на деталь. Как сырный конек в этой, упомянутой Вами, новелле.

- Если бы Вам пришлось возглавлять научную группу, которая дает историческую оценку УПА, какой была бы эта оценка?
- О героизме, самоотречения, обо всем этом писали и будут. До сих пор не исследован феномен УПА как собственно армии. Со всеми ее структурными признаками, системой тренировок, существованием необходимых служб - санитарных, интендантских, взаимодействием на больших просторах, иногда разделенных границей (Закерзонья) уповских куреней, отрядов, групп ... Такого совершенстве армейского характера не было ни военная сила безгосударственных в то время наций, даже польский АК или партизанские силы Тито. А потому, что УПА действовала согласно ясно произведенной ОУН политической доктриной, можем уверенно говорить, что столь же время боеспособной и дисциплинированной армии Украина не имела за всю свою историю.

- Какие из киноработ по Вашим сценариям Вы считаете наиболее удачными - Какие из киноработ по Вашим сценариям Вы считаете наиболее удачными?
- Думаю, это «Меланхолический вальс» и «Вишневые ночи». Первый - по произведениям Ольги Кобылянской, ее письмами, дневниками (как раз незадолго до того, как писался сценарий, денники Кобылянской были переведены с немецкого). Съемочной группе удалось воспроизвести этот флер артизму, угнетаемого бытом, эротических переживаний, ощущение рока - целого этого мира юных героинь. Много значило, что это был мой сценарный дебют.

«Вишневые ночи» сняты по повести Бориса Харчука. Было интересно справиться с задачей: «нарастить» сюжет массой героев, эпизодов, а не выплеснув при этом ребенок из купели. Жаль, Харчук уже не жил, даже при начале работы над фильмом, но мне кажется, что адаптация повести в кино была удачной. Это был мой первый «мероприятие» в тему УПА. И вообще первый - в украинском игровом кино. На эту тему снимали впервые. Поэтому есть некоторые неточности, отсутствуют определенные акценты, но кино «сложилось». Кстати, фильм не один раз показывали на некоторых российских каналах. Теперь уже, видимо, не скоро появится снова анонс о фильме «в том, как энкаведистами влюбился в юную бандеровку».

Существенно (для автора, по крайней мере) рабочее, скажем проще, взаимопонимания между сценаристом и режиссером. Идеального не бывает, но и с Савченко Борисом, и с Аркадием Микульский было хорошим.

- Вашу прозу часто сравнивают с Стефаника. Что для Вас Василий Стефаник?
- Все знают Труш воспоминания о том, как Стефаник падал на диван и рыдал, когда писал первые новеллы. А на склоне лет он имел водяное кресло в пруду, где должен был сидеть часами для успокоения расшатанных нервов. Кому еще было и есть в нашей прозе силу заработать на такое кресло? Говорится не о чем другом, только о текстах. Стефаник до сих пор недосягаем.

- Стефаник жил в Русе, а Вы - в Киеве. Киев - не мешает?
- Не думаю, что Стефаника мешал бы, например Львов, если бы он в нем жил. Или Станислав. Потому что самые сильные новеллы он написал как раз в Кракове. Иногда требуется дистанция. Мне же, как я на службе, мешает расстояние от моего жилья в Киев. Много ежедневно времени на дорогу.

Василий Портяк. фото О.Стусенка

- Кто из современных украинских писателей для Вас близок? Чем?
- Если можно, я бы не называл имен. Здесь всегда градация, а она субъективна. Главное, что они есть. И те, что часто рядом, и такие, что не разбираешься, живут, например, где «на хуторе», как Стефаник в Русе, но их чувствуешь.

- Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию с Вашим номинирования на Шевченковской премии (если захотите отвечать).
- Ну, здесь комментарии могут далеко завести. Я уже такое видел. Потому что когда Николай Жулинский в одном из интервью заявил, что «произведения Портяка НЕ ​​гениальные», то что мне - стоять на том, что гениальный (по логике, так как - лауреат) Жулинский, или еще кто там из комитета, заблуждается, они же гениальные? Сомневаться в условиях? Это ни к чему. Я убежден, что справедливость присуждения или неприсуждение премии не должен комментировать ни лауреат, ни тот, кто им не стал.

Расспрашивал Владимир Панченко

Фоторепортаж о творческий вечер Василия Портяка можно посмотреть ЗДЕСЬ .

Владимир Панченко

Автор многочисленных работ по истории украинской литературы, в частности, «Юрий Яновский» (1988), «Владимир Винниченко: парадоксы жизни и творчества» (2004), «неубиенной литература» (2007), «Солнечные часы» (2013), «Кольца на древе »(2015),« Повесть о Николая Зерова »(2018). Его перу принадлежит несколько литературно-критических книг и сценариев документальных фильмов.

Чем это объясняется?
Да мало ли таких родов - галицких, волынских, подольских?
Скажем, в такой блестящей новелле, как «Гуцульский год»?
Если бы Вам пришлось возглавлять научную группу, которая дает историческую оценку УПА, какой была бы эта оценка?
Какие из киноработ по Вашим сценариям Вы считаете наиболее удачными?
Что для Вас Василий Стефаник?
Кому еще было и есть в нашей прозе силу заработать на такое кресло?
Киев - не мешает?
Чем?